?

Log in

No account? Create an account

Next Entry

У древних римлян в ходу были слова fascino (зачаровывать, околдовывать, портить глазом, наговором, сглазить) и fascinum (колдовство, чары; дурной глаз).

Известный амулет в форме фаллоса также восходит к Древнему Риму и его божеству плодородия Приапу, другое имя которого – Фасцинус. Римляне использовали Fascinus for Neapolфаллический символ для защиты от дурного глаза и он был всюду: и на воротах в Рим, и в каждом доме, он висел в качестве охранного амулетика даже на шеях римских детей. Поэтому сглаз часто называют «зачарованностью» – «фасцинацией». Во многих странах сохранился суеверный обычай показывать для защиты от сглаза фигу (модифицированный вариант древнего фаллического символа). Существует легенда, что, когда инквизиторы принудили Галилея отказаться от своей идеи гелиоцентризма Вселенной, он держал в кармане фигу...


От древних римлян слова «фасцина» и «фасцинация» вошли в обиход почти всех европейских народов и постепенно семантика их изменялась от амулетно-колдовского содержания в сторону феноменов очарования и очаровывания как таковых, хотя магический смысловой оттенок сохранялся.

Alex1

Эдуард Фукс, автор всемирно известной «Истории эротики», изданной в Германии в 1909 г., следуя европейской традиции, использовал слово «фасцинация» для обозначения неотразимого воздействия сексуально-чарующих деталей во внешнем облике дам и кавалеров Европы эпох Ренессанса и абсолютизма. В частности, он описывал технику массового применения в галантном веке такого фасцинативного сигнала, как мушка. Но техника мушки опирается на природное, естественное очарование маленькой черной родинки на лице, шее или груди. Женщины во все времена понимали сексапильное значение этой детали. Рассказывают, как Мерилин Монро замахала руками на известного косметолога, предложившего избавить ее от знаменитой родинки на щеке: «Что вы! Это же самая сексуальная часть моего тела!»

З. Фрейд термином «фасцинация» обозначал, как было принято в психиатрии его времени, «влюбленность в ее высших выражениях», то есть почти наркотическую «влюбленную зависимость»

В современном английском языке есть несколько слов с корнем fascin: fascinate – 1) очаровывать, пленять 2) зачаровывать взглядом;   fascinating – обворожительный, очаровательный, пленительный; fascination – чарование, обаяние, прелесть; fascinator – чародей. В западной прессе имеет широкое хождение словосочетание public fascination.

Ю. Кнорозов предложил называть фасцинацией специально настроенный «шум в анализаторе, который помешал бы выполнять другие команды и создал бы тем самым благоприятные условия для восприятия именно данной информации». В 1961 году в докладе «Об изучении фасцинации» он определил фасцинацию как «такое действие сигнала, при котором ранее принятая информация полностью или частично стирается» (Вопросы языкознания. 1962, № 1, с. 163 с. 8).

Ю. Кнорозов обратился к термину «фасцинация» под влиянием французских психиатров XIX столетия. Французские психиатры действительно широко использовали фасцинативный гипноз, он пришел к ним от португальского аббата Хосе Кустодио Фариа (1756–1819), начавшего использовать в своей практике метод фасцинации с 1813 г. А сам Фариа заимствовал этот метод из практики индийских факиров. Он описал его в своей книге «О причине ясного сна, или Исследование природы человека, написанное аббатом Фариа, брамином, доктором теологии» (1819 г.). В основном он использовал два вида фасцинативной суггестии: либо в течение долгого времени, не мигая, смотрел в глаза сидящего или лежащего перед ним пациента и несколько раз методично повторял приказ заснуть («Спите») – и пациент погружался в сон, либо, наоборот, неожиданно подходил к испытуемому и резко, повелительно произносил приказ («Спите!») – и тот мгновенно засыпал. В обоих случаях Х.К. Фариа пристально смотрел на пациента (это и есть ядро метода фасцинации). Эти приемы с тех пор широко используются гипнологами всех стран.

Нельзя обойти вниманием и историческую практику использования фасцинации европейскими колдунами и алхимиками XIV–XV вв. А испанец, достопочтенный маркиз Энрико де Вильена, драматург, поэт и чернокнижник, в начале XV века впервые (но, кажется, без продолжения) применил термин «fascinologia» («Llibre d’ullprendre o fascinologia»). О маркизе ходили фантастические легенды. Он, якобы, после особых заклинаний заставлял разрезать себя на куски и заключать в бутылку, чтобы получить бессмертие; он умел становиться невидимым... И вообще, – он отдал свою душу дьяволу! Одним словом, ему приписывали все уловки чародейства и колдовства. Пусть значение термина «fascinologia» было наполнено у Энрико де Вильены магическо-колдовским содержанием, обозначением «науки о способах защиты от дурного глаза», слово было записано и означало «logia», то есть учение, а это очень важно для продолжения традиции.

Таким образом, предлагая назвать фасцинологией созданную мной науку о чарующей, доминантной и устрашающей коммуникации животных и человека (см. подробнее о фасцинологии http://fascinology.livejournal.com/ http://fascinology.narod.ru/ ), о фасцинах и фасцинации в процессах коммуникации, я опирался на многовековую традицию использования слова «фасцинация» (fascino, fascinate) в языковой практике европейских народов, восходящей к древнеримской речи, на применение введенного в научный оборот Ю. Кнорозовым термина «фасцинация», а также на письменно зафиксированный в начале XV столетия Энрико де Вильеной термин «fascinologia».
В последнее время начали проскальзывать, особенно в журналистских опусах, некомпетентные утверждения, будто фасцинология наука древняя и чуть ли не всем знакомая. Насчет того, что феномен фасцинации знаком любому человеку, хотя  он об этом и не подозревает, спорить трудно, однако же фасцинология как  особая наука появилась только в 2002 году и в этом, 2012-м, ей исполняется всего 10 лет. Справедливости ради следует отметить, что  взросла она на теории фасцинации, созданной Ю. Кнорозовым в 1961-62 гг, а ей исполняется 50 лет, тоже не "древний" возраст...

Феномен фасцинации принято рассматривать в соотношении с феноменом информации. Хочется напомнить, что и слово «информация» также достаточно широко использовалось веками, не привлекая к себе особого внимания. Журден у Мольера был страшно удивлен, узнав, что всю жизнь говорил прозой. До 1948 г. люди ежедневно передавали друг другу информацию, не зная этого. Открыли им глаза К. Шеннон и Н. Винер, создав теорию информации и кибернетику. С тех пор начался бурный рост исследований феномена информации, и в настоящее время невозможно даже точно подсчитать количество научных учреждений в мире (академий, факультетов, кафедр, прикладных НИИ и лабораторий), занятых изучением информации и разработками информационных технологий. Их – тысячи, в них трудятся десятки тысяч научных сотрудников и инженеров. Человечество срослось с наукой об информации.

Наступил, как я думаю, черед фасцинации. Ежедневно люди на протяжении сотен тысяч лет ошеломляли друг друга символами очарования, музыкой и чарующим пением, внушающими ужас страшными жестами и зычными угрожающими окриками, устраивали веселые праздники и карнавалы, и не знали, что вовсю используют фасцинацию. Думаю, что XXI век – это век аналогичного развития науки (наук) о фасцинации и срастания человечества с познанием этого удивительного феномена, актуальнейшего для жизни каждого человека.

Что такое фасцинация с научной точки зрения?

Без ответа на вопрос «Что такое фасцинация?» невозможно понять, зачем нужна наука фасцинология, а тем более необходимость в профессии фасцинолога.

Сразу вслед за монографией «Фасцинология», изданной в декабре 2005 года, в которой я изложил основы познания феномена фасцинации, посыпались со всех сторон вопросы «Что такое фасцинация?» и «О чем фасцинология?» Меня удивило, что их задавали даже те, кому, казалось бы, по роду профессиональных занятий следовало знать и термин «фасцинация», и хотя бы краткую интерпретацию феномена фасцинации. Я имею в виду преподавателей философии, политологии, PR, искусствоведения, эстетики, педагогики и даже психологии, хотя уж к психологическому знанию фасцинация имеет самое прямое отношение. Подобное состояние хорошо выразил на одном из форумов в Интернете, на котором были процитированы тексты из моей книги, некий психолог-профессионал словами: «Фасцинация… за свою долгую и нелегкую психологическую практику (20 лет) никогда не знал такого слова».

Как это ни прискорбно сознавать, несмотря на то, что научная категория  «фасцинация» введена в научный оборот Юрием Кнорозовым (причем в среде специалистов по теории информации, семиотики, психолингвистики и психологии!) в 1961 году, многие все еще даже не слышали о существовании такого слова и понятия. Поэтому и задают вопрос: «А что это такое?».

В основу названия науки мной было взято, как я уже отметил выше, слово fascino, широко используемое еще древними римлянами: fascino – зачаровывать, околдовывать, сглазить. Очень широкий спектр значений придавали этому слову древние римляне – от восхищенного любования до страха порчи. И вот с моим определением фасцинологии как науки о чарующей, доминнтной и устрашающей фасцинации в поведении животных и человека, произошел забавный казус. Один журналист, услышав от меня это определение, мрачно заявил: «Не вижу предмета науки. Как может вирус зачаровывать?!» И, по-видимому, намереваясь добить меня, съязвил: «Он что, донжуан?».

Не догадывался мрачно мыслящий журналист, что попал в самую точку! Современные вирусологи именно как хитрость, обман, притворство, прятки, манипуляции интерпретируют поведение вируса, благодаря чему ему удается усыплять бдительность защитных систем клетки, а порой и заставлять ее раскрывать ему свои объятия. К этому надо еще добавить, что сей смертельный пакостник эволюцией создан вовсе не для гадостей, но для определенной пользы: его функция, как считают представители эволюционной медицины, заключается в том, чтобы тренировать иммунные системы организма, совершенствовать их, заставляя активно работать и искать методы защиты, а кроме того, согласно последним предположениям, вирус может участвовать, наряду с бактериями, даже в метаболизме клетки как весьма полезный участник. И все же главное в нем то, что он антагонист и ему надо клетку с ее мощной защитой завоевывать. Вот он и пускается на чарующие уловки! А клетка, и это проявилось уже в поведении бактерий, пытается уловки вирусов распознавать и выстраивать защиту от их пагубного смертельного воздействия. Так и продолжается эта их борьба уже более миллиарда лет и она бесконечна, пока существует жизнь.

Посредством чего вирус обманывает клетку? Единственным способом, созданным эволюцией, – воздействием сигналов. Везде, где одно существо воздействует на другое, в ход идут специальные сигналы, в том числе и такие, которые содержат в себе этот самый «чарующий обман»: мимикрию, одурманивание, усыпление и др. манипуляции. Вирус облекает себя оболочкой из белка, идентичного тому, какой нужен бактерии, клетке, и та, опознав его как «своего», втягивает внутрь себя для метаболического использования и начинает оболочку вируса перерабатывать, по сути «раздевая» его, чего тому и надо – высвободившись от ненужной «одежонки» он устремляется к РНК бактерии (клетки) и подчиняет её своей смертоносной для бактерии (клетки) программе репликации, тиражирования себя любимого. Так что говорить о том, что вирус очаровывает (фасцинирует) клетку как донжуан девушку, вполне корректная метафора, имеющая под собой вполне реальные природные процессы.

Фасцинация и сигналы фасцинации – факт, феномен бытия, точно та же, как информация и сигналы информации. И то, что этот феномен назван «фасцинацией», не должно сбивать с толку. Или, уж если не нравится этот термин, придумайте другой. Для объекта-феномена это абсолютно безразлично, хоть горшком назови. К тому же, исходное древнеримское слово «fascino» содержит в себе не только «чарующие» смыслы (зачаровывать, околдовывать), но и «устрашающие» (сглазить, наводить порчу). Многих приводит в замешательство широко принятая отсылка к английскому fascination, переводимому как очарование. Но, истины ради, отмечу, что английское fascination происходит как раз от древнеримского fascino, перенося из него смыслы очаровывания и отбрасывая смыслы устрашения. Так что, на мой взгляд, термин «фасцинация» вполне уместен (и в значительной степени традиционен) для обозначения чарующих и устрашающих феноменов коммуникации и общения. А приживаемость терминов дело времени и вкуса.

Фасцинация – это волнующий сигнал

Фасцинация – это процесс, и как любой процесс, начинается с определенной начальной точки. Этой точкой отсчета, запуска фасцинирования является особый сигнал, вызывающий волнение, повышенное внимание и интерес, сигнал, не оставляющий равнодушным.

Именно этот эффект волнующего действия послужил для меня катализатором озарения 12 июля 2002 года, которое привело к созданию фасцинологии.

Что же волнует, какие сигналы вызывают внимание, интерес, радостные или жуткие эмоции?

Салют, фейерверк, гром, молния... А запах вкусной пищи? А вид удивительных по гармонии величественных архитектурных сооружений, таких, как мавзолей Тадж-Махал, собор Василия Блаженного, Колизей? А прекрасные тела звезд кино? А оскал хищного зверя? Кулак, угрожающе продемонстрированный насильником беззащитной жертве?

Сколько этих волнующих сигналов жизни, воздействующих на психику животных и человека! И все они весьма и весьма актуальны, значительны, императивны, мимо них не пройдешь, не заметив и не взволновавшись.

А что не волнует, не останавливает, хотя и наполнено информацией? Да все серое, вялое, монотонное, не имеющее особого (волнующего!) значения в данный момент и в данной ситуации жизни.
raduga

Значит, фасцинация – это такое воздействие сигнала, принадлежит ли он природному явлению (молния, радуга) или целенаправленному человеческому поведению (кокетливые пассы обольщения, салют, музыка), которое вызывает волнение, внимание, удивление, захваченность.

Я даю и такое более развернутое определение фасцинации – это эволюциогенная способность внешней формы, демонстрационного коммуникативного сигнала (знака, символа, действия) или даже природного явления-образа (закат или восход солнца, северное сияние, радуга, причудливые антропоморфные формы облаков и скал и т. д.) приковывать внимание, вызывать волнение и интерес, удивление, радость, восхищение, восторг, очарование, экстаз, страх, шок, ужас и другие эмоциональные аффекты. Фасцинация пронизывает всё живое на планете и образует стержень актуально-демонстрационной коммуникации всех без исключения живых существ, начиная от вирусов и бактерий и заканчивая человеком.

Фасцинология, на мой взгляд, представляет собой не только особую науку о чарующем, устрашающем и доминантном поведении живых существ, но открывает новое научное направление в исследованиях жизни на земле, и особенно жизни человека и человеческого общества, создавая новое научное воззрение на живую природу и бытие человека.

Вычеркните мысленно из жизни весь необъятный комплекс фасцинативных сигналов, оставив только информационные. Что вы получите? Серое, безвкусное бытие, нагоняющее скуку и думы о безысходной бессмысленности жизни. Даже речь превратится в занудное вещание об информационных сообщениях и знаниях. Не каждый способен выдержать подобную коммуникацию без того, чтобы не впасть в сон. Исчезнет массовая фасцинация зрелищ, музыки, празднеств и величественных церемоний. Человечество погрузится в состояние энтропии, затухания жизни.

Без включения феномена фасцинации в науки о жизни и человековедение любая теория о коммуникации животных и человека окажется искаженной.

Литература

Латинско-русский словарь. М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1961. с. 255

Собеседование по общей теории сигнализации с Ю. В. Кнорозовым // Структурно-типологические исследования: сб. статей. / Отв. ред. Т. Н. Молошная. М.: Изд-во АН СССР, 1962.

Соковнин В. М. Фасцинология. Пролегомены к науке о чарующей, доминантной и устрашающей коммуникации животных и человека. – Екатеринбург: Изд-во Ур. ун-та. 2005.

Соковнин В. М. Что такое фасцинация. – Екатеринбург: Авторская Академия фасцинологии, 2009.

Соковнин В. М. Фасцинолог. Штрихи к профессии III тысячелетия. – Екатеринбург: Авторская академия фасцинологии. 2009.

Соковнин В. М. Фасцинация тела. – Екатеринбург: АФА. 2011.

Уголев А. М. Естественные технологии биологических систем. М.: 1987.

Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я» (Глава VIII «Влюбленность и гипноз»). – Психология толпы. М.: Эксмо-СПб. TERRA FANTASTICA, 2005.

Фукс Э. Erotica. Галантный век: пиршество страсти. М.: Диадема-Пресс, 2001, с. 332–336