?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Педофил – изгой рода человеческого, раб извращённой похотливой страсти, растлитель маленьких детей, а с точки зрения фасцинологии (новой науки о чарующем, доминантном и устрашающем поведении всего живого – см. подробнее о фасцинологии сайт http://fascinology.narod.ru) –  жертва роковой фасцинации, несчастнейший из смертных, достойный жалости и сожаления.


Став педофилом, мужчина (женщины страдают этой зависимостью редко) уже не может ни совладать со своей извращённой тягой к удовлетворению сексуального желания с малолетними, ни избавиться от нее.

В далёкие уже для меня молодые годы по соседству с нашей семьёй жили парень с девушкой в том статусе, который называют гражданским браком. Было им лет по двадцать. Парень любил возлюбленную свою безумно. И это все соседи и родные его знали. И даже потешались над ним. Дело в том, что возлюбленная была, что называется, б…дь из б…ей, блудница первостатейная. Не имел её во всей округе разве что импотент или святой. Заявлялась домой она чаще всего поздно ночью, или вовсе где-то пропадала несколько дней. А он её ждал и был несказанно рад, когда она, потрёпанная и изнемогшая, возвращалась, и он её любовно приводил в нормальное состояние, ухаживал, кормил, лечил…

Все советовали ему бросить её к лешему. Он же, улыбаясь, отвечал: «Я же её люблю. Какая уж есть». Стирал ей бельё, чистил туфли. Она такой его любовью гордилась и пользовалась безмерно. И не уходила. Она его тоже любила. Но ещё больше любила блуд. Оба в этой странной связке были зависимыми: он любил её, она любила его и блуд.

Что это? Застрявший инфантилизм? Сексуальный фетишизм ? Перманентный сексуальный гипноз? Хотел бы я посмотреть в глаза тому психиатру, который заявил бы, что запросто избавит парня от такой любви.

Владимир Маяковский, так же безумно любивший великую совратительницу мужчин Лили Брик, писал ей: «Я люблю, люблю, несмотря ни на что и благодаря всему, люблю, люблю и буду любить,  будешь ли ты груба со мной или ласкова, моя или чужая. Все равно люблю. Аминь».

Древние римляне любви страшились, называли её родом безумия, одурманивающей фасцинацией. Они приветствовали и вовсю практиковали в отношениях мужчин и женщин фасцинацию похоти. Этого, по их общему мнению, вполне достаточно, чтобы предаваться дарованным природой утехам сексуального сладострастия. Этакие Казановы древности! А фасцинации любви страшились и старались избегать, сопротивляться её колдовским чарам. Когда поэт Овидий начал воспевать любовь, император Октавиан Август сослал его на окраины Римской империи, в тьмутаракань, где он в тоске по Риму и сгинул.

Современные психиатры в большинстве своём характеризуют любовь как вид психологической зависимости. В основе её лежит неодолимая тяга к сексуальному обладанию особью противоположного пола, сексуальное возбуждение, желание, приобретающее форму доминанты, захваченности, при которой в сторону отбрасывается все, а на остриё внимания, интереса, любования, восторга выходит предмет любви, он или она, единственный и неповторимый. Это и есть сексуальная фасцинация, достигающая уровня неодолимой захваченности.

Что такое фасцинация как феномен психики и поведения?

Это захват психики в воронку восторга, эйфории, экстаза или леденящего страха и шока, перечёркивающий и стирающий в мозге любые иные восприятия. Резкое сужение сознания и даже часто его отключение.

Первый вид фасцинации – волнующе-чарующая фасцинация, такая, как сладостное волнение от образа любимого человека, умилённое  любование прекрасным ландшафтом, возбуждение аппетита и предстоящего смакования от запаха любимого блюда. Чарующая фасцинация вспыхивает как предвкушение наслаждения.

Второй вид – устрашающая фасцинация, такая, как при внезапной смертельной угрозе (вид опасной змеи, наставленное на вас ружьё),  запахе гнили (сигналит об опасности заражения), сигнале чёрной магии, сигнале боли.

Педофил -  раб чарующей сексуальной фасцинации. Эта фасцинация знакома всем людям, она сотворена эволюцией и дана всему живому, разделённому на два пола, чтобы они неодолимо с волнением и вожделением тянулись друг другу, испытывали от контакта удовольствие, причём захватывающее, и это приводило бы к появлению потомства. А иначе – вырождение вида, исчезновение его с карты планеты. Сексуальная фасцинация обеспечивает страстный рывок особей мужского и женского рода друг к другу. У человека эта страсть подкрепляется наслаждением оргазма и жаждой его повторения. Мы, люди, в этом отношении животные, захваченные сексуальным вожделением, в просторечии называемом похотью. Древнеримский поэт Ювенал писал: «Ведь одинакова похоть у высших, как и у низших».

Один только вид тела противоположного пола вздёргивает внимание, пробуждает волнение, совершает вброс соответствующих сексуальному настрою гормонов, приводит, – мужчину особенно, – в состояние мобилизации на готовность к ухаживанию и достижению цели. Дальнейший сценарий поведения известен: устремленность к волнующей особи, страстные речи, красочное демонстрирование влюблённости, комплименты, подарки, и… жажда обладания. Финал тоже известен: постель, оргазм, брак, дети…

Это в норме, в том сценарии, который поощряла и развивала эволюция.

Но любой эволюционный сценарий подвержен отклонениям в силу ли биологических мутаций (отсюда гомосекс) или социогенных мутаций (самые невероятные сексуальные предпочтения, создаваемые разными социумами). И одним из отклонений является как раз влечение к сексуальному контакту – причём исключительно ради удовольствия и оргазма! – к малолетним детям, то, что и получило название педофилии. Педофил захвачен волнующей сексуальной фасцинацией обладания телом ребенка.  Он – сладострастный растлитель детей.

Похоть у человека дополнилась в процессе эволюции чувством любви – высшей по силе фасцинацией стремления к физическому и душевному слиянию с одним-единственным избранником противоположного пола. Вожделение и романтическое чувство восторга и любования от любимого делают любовь фасцинацией наваждения, максимальной захваченности.

Говоря о любви, кажется все соглашаются, что спасения от неё нет, если она «нагрянула нечаянно, внезапно,  когда её совсем не ждёшь», как поётся в песне. Нам всем знакома эта губительная страсть, пел Булат Окуджава.

И всё же спасение в любви приходит. Спустя какое-то время страсть утихает, фасцинация ослабевает и порой вытесняется. Лучшее – враг хорошего. В сфере действия фасцинации – это закон борьбы, выбор лучшего. Может вспыхнуть. опять же нечаянно-внезапно, новая фасцинция, образуя новую доминанту, и любовь терпит катастрофу. Хуже всего при этом то, что катастрофа эта наносит удар по тому, от кого отвернулись к новой фасцинации. Оставшийся, отвергнутый погружается в беду, которой и врагу не пожелаешь – ведь он ещё в рабстве у фасцинации, которая соединила его с любимым. От этого и происходят самоубийства отвергнутых влюблённых – лишнее доказательство безумия любви, её чарующей зависимости.

С педофилом происходит то же, что и с любовью и с любой захватывающей зависимостью, в том числе игровым азартом и химической наркоманией. Основы всех видов зависимости лежат в фасцинации. Вот этот фасцинирующий психику процесс: сигнал > возбуждение > влечение > захваченность > удовлетворение страсти > подкрепление её услаждающим удовольствием (оргазмом, наслаждением, восторгом) > закрепление этого подкрепления в центре удовольствия в мозге > образование доминанты на повторение услаждающего цикла > усиление подкрепления и закрепления > итог: ЗАВИСИМОСТЬ! 

Это действие от первой встречи, доставившей сладостное удовольствие, до образования блаженства  зависимости, я изображаю в виде схемы спирали.

 Fasc_pedofil


Этот механизм затягивает педофила, как только он по какой-то причине потянулся к малолетнему ребёнку, почувствовал сексуальное возбуждение, разогреваемое сильнее ещё и тем, что оно осознаётся как запретное и возникает дополняющая влечение фасцинация экстремальности; и если всё это заканчивается совращением невинного дитя и необыкновенным по силе оргазмом (усиленным стрессом экстремальности совершаемого), педофил, можно сказать, готов, и дороги назад уже нет, поскольку столь шокирующее сладостное потрясение, роковое блаженство, какое он испытал, мгновенно и навсегда закрепляется во всей лимбической, эмоциональной системе мозга, в первую очередь в центре вожделения, амигдале, и в центре подкрепления удовольствием. Круг замкнулся, в обществе появился педофил-растлитель: осторожный, тонко чувствительный, умелый психолог соблазнения детских душ, пускающий в ход сладости, поглаживания, поощрения, покровительство, хитрости и тому подобные приёмы, наработанные веками педофилии.

Самое страшное для педофила заключается даже не в той опасности разоблачения , которую он по доброй воле на себя взвалил со своим пороком. Страшнее то, что у него нет иного выхода: фасцинирующая воображение захваченность сексуальным контактом с малолетним достигает у него степени наваждения, она уже никогда не гаснет и имеет тенденцию только усиливаться. И в тюремной камере педофил в воображении разыгрывает повторение растления детей. Поэтому вышедший на свободу из тюрьмы педофил остаётся неисправленным, то есть тем же педофилом, с той же фасцинацией извращённой сексуальной зависимости. Рецидив педофильства огромен – почти 100%. 

Педофила может исправить только смерть.

Или хирургическая операция по удалению части амигдалы. Но это операция и рискованная, и с непредсказуемыми последствиями, поскольку амигдала и мала (величина её – с миндалину), и слишком сложна по своей системности и структуре. В этой миндалине целая вселенная, заложенная в неё эволюцией в миллиард лет! Возможный исход хирургического вмешательства – человек-растение. А кому он нужен такой, хоть он уже и не педофил. Его же кормить надо, за ручку водить, следить, чтобы отливал и фекалил там, где положено.

Остаётся новый способ обезвреживания педофила – химическая кастрация, значительно более тонкое и точное удаление участка миндалины, ответственного за сексуальное вожделение.

Понимание механизмов воздействия сексуальной фасцинации при формировании сексуальных перверсий, извращений и перехода их на уровень безысходной зависимости, сексуальной наркомании, приводит к выводу, что иного пути для общества нет – обуздание педофильства возможно только способом кастрации педофилов.

Удивительно, но некоторые педофилы это понимают и сознают свою безысходность. Самостоятельно они не в силах отторгнуть тягу к сексуальным контактам с малолетними. Более того, если по тем или иным причинам удовлетворение их страсти невозможно (нет соблазняемых и условий), они идут на опасное преступление, на изнасилование ребенка и убийство, чтобы скрыть следы насилия.

Именно поэтому появляются педофилы, которые сами просят произвести над ними кастрацию. Они сами устанавливают безошибочный и точный психиатрический диагноз самим себе.

Таким образом, на основании включения процесса фасцинации в анализ сексуальной педофильности я прихожу к заключению, что единственным способом избавления педофила от извращённой сексуальной зависимости и избавления общества от педофила является ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО И ТОЛЬКО его химическая кастрация.

 pediki


ПРИМЕЧАНИЕ:
Лето - пора детской активности, игр, общения во дворах и скверах, хождения друг к другу в гости. Одним словом, дети частенько ускользают от внимания родителей. А педофилы - не абстрактные существа, они опытные, со стажем, охотники: как хищные звери, они выслеживают, вынюхивают очередную жертву, в любой момент готовы к соблазнению или нападению.
Родители, бабушки и дедушки! Будьте бдительны! Педофилы не дремлют, они всегда в состоянии охоты.

Кандидаты на кастрацию на сайте: http://pedoindex.name/