?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Что происходит в психике живой особи, в том числе и у человека, при воздействии сигналов фасцинации? Со всей отчетливостью проявляют себя следующие нейрофизиологические процессы и реакции. Каждый может со всей отчетливостью проследить их на себе и окружающих.


Волнение (взволнованность)

Самое общее и изначальное, что имеет место у всех без исключения, это то, что сигнал фасцинации вызывает волнение. В услаждающе-чарующей фасцинации – восторженное, а в устрашающе-шокирующей – паническое. Волнение в зависимости от актуализованного вида поведения, сигнала, потребности и прогнозируемого наслаждения перерастает в соответствующие аффекты – от легких форм романтической эйфории до экстаза или от легкого испуга до цепенящего ужаса.

В своем развитии взволнованность в зависимости от интенсивности фасцинирующего сигнала часто достигает уровня оглушенности, дезориентации, гула в голове, спутанности сознания – до паники, до погружения в транс, до полугипнотического состояния. Этим пользуются гипнотизеры в технике внезапного погружения в гипноз при рауш-гипнозе. И мошенники - всегда и всюду.

 

Мгновенная  концентрация внимания

При воздействии фасцинативного сигнала происходит быстрое формирование доминаты внимания, интереса,  удивления и любопытства.  

В этом отношении очень показательна реакция на новизну и неожиданность. Любой резкий сигнал в этом смысле фасцинативен, так как разрывает обычную и привычную структуру ситуации, течение событий и тревожит. Неожиданный громкий стук, хлопок, свист и т. п. вызывают  мгновенную реакцию в виде переключения внимания, настораживания или даже испуга, а значит, адреналино-стрессовый настрой организма.

Но гораздо более глубокое, до потрясения, воздействие оказывает фасцинативный сигнал в его чистом,  функциональном качестве как сигнал очарования или устрашения. Пройти мимо и не отреагировать на красоту, великую мелодию, прекрасную речь невозможно. Любовь с первого взгляда – это ведь тоже, наряду с прочим,  мгновенная концентрация внимания и интереса на фасцинацию!

 

Захваченность

Фасцинация – это приказная доминанта, которая при воздействии сигнала фасцинции  образуется в мозгу мгновенно, помимо или почти помимо сознания (более того, сознание подключается очень часто для рационализации-оправдания доминанты). Так действуют многие сексуальные сигналы и фасцинативные приемы обольщения, а также сигналы об угрозе безопасности.

Доминанта  (от лат. dominans — господствующий) — временно господствующая рефлекторная система, обусловливающая работу нервных центров в данный момент и тем самым придающая поведению определенную направленность. Господствующий очаг возбуждения, доминанта  суммирует и накапливает импульсы, текущие в центральную нервную систему, одновременно подавляя активность других центров. Доминанта создает в психике то состояние, которое называют одержимостью, захваченностью. Прекрасный тому факт – захваченность аутофасцинацией, творческим горением, решением творческих задач и проблем.  Творец (изобретатель, художник, конструктор и др.) бывает настолько захвачен доминантой своего поиска решения, что забывает обо всем на свете – хоть из пушки стреляй, а звонка в дверь не услышит. Многие творцы (А. Эйнштейн, Л. Ландау, П. Эдисон и др.) забывали поесть, захваченность отодвигала в сторону даже биологическую потребность в питании.

В. Дольник пишет по поводу ослепляющего эффекта влюбленности: «Выбор потенциального партнера закрепляется в мозгу образованием доминанты, обращенной только на эту особь. Доминанта преувеличивает в субъективном восприятии привлекательные качества избранника и преуменьшает его недостатки. Доминанта необходима, чтобы выбранная особь стала не одной из нескольких возможных, а единственной возможной. Без ослепляющего действия доминанты животное колебалось бы в выборе, поскольку оно далеко не всегда может встретить партнера, отвечающего идеальной модели. Человек называет эту доминанту влюбленностью, и ее ослепляющее действие хорошо известно, особенно когда мы наблюдаем его не на себе».

Говорят «голову потерял от любви».

Мгновенность создания в мозгу доминанты влюбленности с ее оглушающим, перечеркивающим все, что было до восприятия сигнала-Образа фасцинации, прекрасно описала блистательная актриса Лив Тэйлор: «При виде этого совершенно незнакомого человека меня словно ударило током, сердце забилось быстрее и подскочило куда-то к горлу». Такова любовь с первого взгляда.

«Для двух влюбленных окружающий их мир важен не более чем рисунок на обоях», метко сказал О. де Бальзак.

 

Шок

Самой легкой шоковой реакцией при воздействии фасцинативного сигнала является, по всей видимости, удивление. Феномен удивления отчетливо выявляется уже при встрече с новизной. Это хорошо прослеживается в поведении животных, встретивших на своем пути какой-нибудь необычный новый для них объект: они настороженно, но внимательно его рассматривают и видно, что «удивляются». П. Фресс, опираясь на исследования Томкинса, заключает: «Реакция удивления представляет собой первичную эмоциональную реакцию, которая соответствует просто возбуждению ретикулярной формации… удивление выполняет функцию вывода нервной системы из того состояния, в котором она в данный момент находится, и приспособления ее к внезапным изменениям в нашем окружении. Томкинс удачно назвал удивление «эмоцией, очищающей каналы». Удивление очищает нервные пути для новой активности, отличающейся от предыдущей». Очевидно, в феномен фасцинации включено  и удивление.

Особый вид фасцинации представляют собой шокирующие сигналы, многие из которых успешно применяются в технологиях зомбирования. Существует метод мгновенного гипноза, которым владеют даже не все профессионалы. Называется он по фамилии врача, внедрившего в медицинскую практику наркоз – «Рауш». Рауш-наркоз – это  дубиной по лбу: пациент теряет сознание, и ему, пока он «в отрубке», делают операцию. А в Рауш-гипнозе вместо дубины используется какое-либо громко произнесённое приказное слово или неожиданное действие гипнотизера.

Иоанн Кронштадский выбивал дурь бесовщины из кликуш внезапным касанием креста к их лбу с зычным рыком «Изыди!», после чего кликуша сначала валилась на пол, теряя сознание, а потом вставала и шла домой как ни в чем не бывало – уже без одурманенной фасцинации.

Ключевые сигналы, используемые в любых процессах зомбирования, ошеломляющего изменения сознания с его одновременным сужением, зацикливанием, всегда фасцинативны. И особенно в ситуациях массового зомбирования. Исторический пример дал тому соратник Юлия Цезаря Марк Антоний. Он сумел так спланировать похороны убитого сенаторами Цезаря, что собравшиеся на похороны римляне  превратились в обезумевшую от гнева толпу и ринулись крушить сенат. Антоний произнес хвалебное слово покойному. Для разжигания страстей поднял копьем растерзанную и окровавленную одежду Цезаря и показал ее народу. Затем в подходящий момент продемонстрировал распаленным римлянам восковую статую Цезаря с двадцатью тремя зияющими ранами, смазанными красной краской. И яростная толпа ринулась к сенату для мщения и  подожгла его. Искали заговорщиков, чтобы немедленно расправиться с ними, и один из народных трибунов был на месте растерзан толпой, которая приняла его по ошибке за дальнего родственника одного из противников Цезаря. Не будь в сценарии Марка Антония окровавленной одежды и зияющих ран на восковой фигуре убитого, похороны не превратились бы в буйную расправу.

Наиболее ярко эффект шока используется в разного рода розыгрышах, таких, как пистолет-зажигалка, змейки, движущиеся фигурки мышей, жуткие маски и т. п. Шоковых выдумок не счесть.

Как первоклассный фасцинирующий прием используется шок в театре и кино.

На шоковые сцены в кинофильмах на заре кинематографа люди ходили смотреть десятки раз. Иногда из-за одного-единственного эпизода. С. Эйзенштейн, создатель многих замечательных кинообразов-фасцинаций (знаменитая сцена лестницы и ребенка, червей в протухшем мясе в «Броненосце “Потемкин”», и др.) и искавший закономерности построения кадра и увлекающего монтажа, привел такие примеры эффекта неожиданности: «Крупный план злодея, ударяющего прямо в объектив кулаком, вооруженным медным кастетом, «заставляет аудиторию вскакивать с мест...». И так же, вероятно, на заре зарождающегося кино, в 1903 году  вскакивали со своих мест зрители первого в истории «сюжетного» фильма – «Ограбление поезда» Портера, – когда в финале снятый по пояс Джордж Барнс из пистолета стрелял прямо в объектив – в аппарат – в публику. Потом к этим шокирующим трюкам попривыкли, зато ошеломляли все новые и новые. Появились фильмы ужасов, в которых шок является главным приемом.

А. Солженицын о червях в мясе, придуманных С. Эйзенштейном,  сказал: «Неправда, такого в жизни не было, потому что в мясе таких червей не бывает». Конечно, не бывает! Они бывают в кино! Магический реализм  Габриэля Маркеса в «Сто лет одиночества», а еще замечательнее в «Осени патриарха» оглушил столь потрясающими фантасмагориями вполне реалистического содержания, что ими зачитывается весь читающий мир.

На театральных сценах всего мира шествуют одна за другой шокирующие постановки с полным обнажением действующих лиц. Но этого уже мало. Началось включение в действие пьес, балета и даже оперных спектаклей сцен совокупления. По планете шествует эротический шокирующий стиль «эксгиби». Возможно, тот шоумен, который предсказал, что XXI век будет веком сплошного оргазма, и прав. Тогда что будет шоком?

 

Сброс критичности и сужение сознания

При воздействии фасцинации включается на полную мощь древняя лимбическая система, «эмоциональный мозг», а также вброс гормонов страха, волнения, радости (норадреналин, адреналин, эндорфины, дофамин и др.); организм захлестывает волна аффектов, что неизбежно подавляет, а иногда и полностью отключает высшие корковые функции, связанные с логическим мышлением и смысловой критичностью. Эта функция мозга «сбрасывается» с активности, тормозится. Поэтому человек при переживании бурного восторга или паники совершенно порою теряет ясное сознание.  Этот комплекс эмоциональных, нейрофизиологических и гормональных состояний создает тот феномен, который получил наименование «суженное сознание». В суженном, то есть неполном, зашоренном, искаженном сознании, конечно же, нет места ни логике, ни разумной критике.

В недавних  экспериментах Дэвид Зальд, профессор психологии из Центра Вандербильта Кеннеди, обнаружил, что если человеку показывать пикантные изображения, то мозг на долю секунды теряет способность обрабатывать поступающие после этого зрительные образы. Во время эксперимента испытуемым показывались сотни картинок эротического содержания, вперемешку с пейзажами и архитектурными фотографиями. Потом участникам исследования предлагалось найти среди них какие-то определенные изображения. Перед нужной картинкой шла серия от двух до восьми фотографий обнаженной натуры. Выяснилось, что чем ближе по расположению эротические снимки были к целевому изображению, тем более часто испытуемые не могли его опознать. Профессор с коллегами пришел к выводу, что если появляется определенный вид стимуляции, который захватывает внимание, то все остальное просто не успевает дойти до сознания. Вывод из этого эксперимента возможен даже, я бы сказал, концептуальный для понимания процесса фасцинации. Вполне вероятно, что образуемая фасцинирующим сигналом (в эксперименте – эротические фото) доминанта глушит другие восприятия и времени на возврат к норме не остается, остальные восприятия перечеркиваются до тех пор, пока доминанта не затухнет. Захват внимания к стимулирующей фасцинации перекрывает все иные восприятия, чтобы они не мешали фасцинирующему процессу.

Но сужение сознания происходит не только при сексуальной фасцинации. Сужает сознание, а то и вовсе его отключает, страх и паника. Известно, насколько бывает непробиваем для любых иных идей и воззрений фанатик. Даже незначительная взволнованность бывает приводит к тому, что улетучивается то, о чем человек только что думал или говорил.

 

Стремительное стирание предшествующих психических состояний 

Экспериментаторы вживляли кошке электрод в ядро улитки (это отдел ствола, где идет сортировка и переработка звуковых сигналов) и записывали его активность. Время от времени над ухом кошки громко щелкали. Тотчас же улитка «откликалась» на щелчок: на кривой активности появлялся пик. Если щелчки слышались подряд и все усиливались, пики на кривой тоже шли подряд и размах их увеличивался. Но тут кошке подсунули банку с живыми мышами. Все внимание животное сосредоточило теперь на том, как бы достать хотя бы одну из них. И пики на кривой исчезли, хотя щелчки продолжались. Новый, более сильный раздражитель подавил прежний.

При фасцинирующем воздействии (а в эксперименте с кошкой мыши безусловно сильнейший сигнал фасцинации!) улетучивается все то (информационное, эмоциональное, психоэнергетическое), что содержалось в психике и нейроструктурах до воздействия фасцинативного сигнала. На эту особенность фасцинации обратил внимание Ю. Кнорозов. Это как раз то действие, которое обозначают словами «память отшибло» или «разум потерял». Это стирающее, как ластиком, действие тесно связано с концентрацией внимания и уводит нас в самые глубинные лимбические механизмы фасцинации, так как приводит в движение структуры образования мощного очага возбуждения с одновременным стремительным  гашением или отключением всех иных возбуждений. В физиологии высшей нервной деятельности существует закон обратной индукции возбуждения и торможения, т. е. очаг возбуждения в коре мозга необходимо окружается «валом торможения»  вокруг очага возбуждения образуется как бы заглушающий все защитный каркас. Встреча с фасцинацией заканчивается на некоторое время плачевно для мышления и памяти: мышление спутывается или отключается, человек превращается, образно говоря, в возбужденного импрессиониста, которому о том, «что было до того», потом приходится вспоминать, а бывает и так, что все вылетает из памяти надолго, чуть ли не навсегда. Зато фасцинативный сигнал запоминается надолго, часто на всю жизнь.  Даже мимолетная, случайная встреча с фасцинацией! И в первую очередь это касается сигналов об опасности и вероятном ущербе здоровью и жизни. Если информация действует постепенно и как бы складывается в поленницу, напластовываясь на уже имеющийся у человека информационный банк знаний и сведений, увеличивая его, но ничего не выбрасывая, а только меняя значимость, то фасцинация действует как молния и все перечеркивает. Именно так – отшибает, оглушает, выхватывает, покоряет, повелевает.

Как происходит сам естественный нейрофизиологический процесс стирания, пока можно только догадываться, до этого нейрофизиология еще не дошла. Но факт остается фактом (и ждет разгадки) – отшибает, перечеркивает, стирает. В таких случай говорят также «Убей, ничего не помню»

Литература

Соковнин В. М. Фасцинология. Пролегомены к науке о чарующей, доминантной и устрашающей коммуникации животных и человека. - Екатеринбург: Изд-во Ур. гос. ун-та. 2005.